спецпроект

Бэкстейдж

Noize MC о своем новом проекте

7 июля, всего на один вечер, состоится шоу Noize MC’s Hip-Hopera. В его основе — древнегреческий миф о великой любви Орфея и Эвридики. Исполнитель главной роли, композитор и автор текстов, Noize MC, о том, как переложить классический сюжет на современные реалии, и о том, как важно быть верным себе.

 

— Шоу готовилось уже довольно долгое время, а вы присоединились к нему в январе, став тем самым идеальным героем, которого искали постановщики. Как вы нашли друг друга?

— Я всегда хотел сделать какую-то крупную форму с использованием хип-хоп музыки — оперу, мюзикл или что-то еще. Это была моя мечта на протяжении многих лет — соединить хип-хоп с какими-то несвойственными ему жанрами. С предложением об участии в хип-хопере ко мне обратились в январе, и как только я услышал имя режиссера Юры Квятковского, то сразу понял, что моя мечта наконец-то начинает сбываться.

Я всегда хотел сделать какую-то крупную форму с использованием хип-хоп музыки — оперу, мюзикл или что-то еще. Это была моя мечта на протяжении многих лет — соединить хип-хоп с какими-то несвойственными ему жанрами.

— Все будет сыграно вживую?

— Да, абсолютно. Мы определились с составом музыкантов, и на сцене будет довольно большой инструментальный ансамбль.

 

— Звучать будет прежде всего хип-хоп или не только?

— В основном хип-хоп. Девушка, играющая Эвридику, будет и читать, и петь. У меня тоже есть какие-то вокальные части, но все равно это хип-хоп тема.

 

— А до этого сюжет об Орфее вы знали? Имели представление о героях?

— Конечно. И о советской рок-опере 1975 года знал, но пришлось освежить свои познания в этой области. Базовый сюжет мифа и какие-то оригинальные вещи из оперы были известны, конечно. Я отчасти использовал материал, который был в рок-опере, но по минимуму. Сейчас один из треков построен на семпле из темы Орфея из самого начала этой оперы; эпизодически используется еще один семпл другой композиции. В основном это музыка, которая пишется специально для проекта, с нуля, и использование семплов минимально.

 

— Чем отличается написание партий для оперы от написания песен для Noize MC?

— Тем, что я впервые пишу большое произведение, где каждый трек — это часть сюжета, где существуют персонажи, которые из одного трека переходят в другой. И я, получается, пишу не только для себя. Вообще, я был очень удивлен, но оказалось, что все это проще, чем писать альбом из разрозненных песен. Есть основная линия, которую ты разбиваешь на треки, связанные напрямую друг с другом сюжетом, и в рамках каждой песни тебе уже ясно творческое задание.

Вообще, я был очень удивлен, но оказалось, что все это проще, чем писать альбом из разрозненных песен.

Кто-то еще из композиторов работает над оперой?

— Да. Несколько битов написал DJ Stufford, наш командный диджей. Несколько битов написал я. Сейчас примерно пополам — половина его музыки, половина моя. Возможно, появятся еще какие-то соавторы. Это в плане музыки. В плане текстов — во-первых, это современное прочтение «Орфея и Эвридики», поэтому конкурс певцов, на который Орфей отправляется, — это, естественно, баттл. В нем помимо меня, конечно, участвуют другие люди. Сейчас участие подтвердили ST, Дуня и RE-pac. Они, естественно, себе куплеты пишут сами. Все экстраполируется на современные реалии и на особенности хип-хоп-культуры.

 

— В классической трактовке мифа Орфей попадает в загробный мир, следуя по которому, он ищет свою возлюбленную Эвридику. В вашей постановке загробное царство — это мир музыкальной индустрии?

— С одной стороны, это спойлер, конечно, но я попробую сформулировать так, чтобы не рассказывать эту сцену полностью. Скажем так, это психоделический кошмар героини.

 

— Орфей — это больше древний грек, который увлекся хип-хопом, или Noize MC, который переместился в Древнюю Грецию?

— Ты знаешь, на самом деле это будет мультикультурное пространство. Мы здесь пользуемся тем, что хип-хоп — это ответвление постмодерна. То есть не вполне понятно, где происходит сюжет, в принципе. По деталям, по поведению героев, по лексикону используемому мы, с одной стороны, понимаем, что это наши дни. С другой — возвращаемся постоянно к сюжету мифа и… Рэперы часто же себе берут псевдонимы самого разного толка. Здесь так получилось, что все участники, которые занимаются хип-хопом, — у них псевдонимы, соответствующие вот этой парадигме древнегреческих мифов. Мне довольно сложно это объяснить в двух словах — это, конечно, нужно увидеть и понять. Но это такое сюрреалистичное пространство, где перемешаны наши дни и древние времена. Здесь, конечно, сильное влияние античной эстетики; попадаются цитаты из культуры Древнего Рима и прочих… То есть это условное драматургическое пространство, в котором мы ищем ответы на вечные вопросы.

... это такое сюрреалистичное пространство, где перемешаны наши дни и древние времена. Здесь, конечно, сильное влияние античной эстетики; попадаются цитаты из культуры Древнего Рима и прочих… То есть это условное драматургическое пространство, в котором мы ищем ответы на вечные вопросы.

— У Орфея была лира. В хип-хопере вы тоже на ней играете?

— Когда я буду играть, то, естественно, на гитаре. Что же до лиры, то в одной из трактовок мифа Орфей мастерски играл на кифаре. Это большая семиструнная лира, на которой играли костяным медиатором —плектром, причем играть дозволялось только мужчинам. Кстати, в нашем либретто к опере тоже фигурирует кифара.

 

— Что вам кажется самым важным в классической истории об Орфее?

— Несколько линий, безусловно. С одной стороны, всепобеждающая любовь, бесконечно сильная, способная преодолевать немыслимые преграды. С другой стороны, это то, что необходимо оставаться верным себе, нельзя предавать любимого человека и ваши отношения, скажем так. Ведь Орфей в конце обернулся, он был не уверен и из-за этого не смог вернуть свою возлюбленную из царства мертвых. С другой стороны, это еще тоска по упущенным возможностям. Некоторые ошибки нельзя исправить, к сожалению.

 

— Философия постановки может быть выражена во фразе «Будь верен себе». Что она значит для вашего героя?

— Наша история про хип-хоп, про шоу-бизнес. Наш Орфей попадает в ситуацию, где его внутреннего стержня оказывается недостаточно, и это задает драматургию всему происходящему. Не могу сказать, что это прямо заложено в самом мифе. Но в постановке, которую мы делаем, эта мысль есть.

 

— Как проходят репетиции?

— Пока что у нас репетиции на музыкальном уровне. Мы записываем материал, делаем демо, не так давно приступили к студийной работе. Театральных репетиций еще не было, но мы уже приблизились к этому. Сейчас уже полностью готово шесть треков, наполовину написан седьмой. Уже накопилось какое-то количество материала, и мы вот-вот перейдем к театральным сценическим репетициям. Пока что это больше похоже на традиционную студийную работу — мы встречаемся и обсуждаем концептуальные вещи; каким-то образом преобразуем иногда сюжетную линию в зависимости от того, какие получаются треки. Есть синопсис, я ему следую, и иногда получаются в процессе какие-то неожиданные детали.

 

— Как публика может отреагировать на ваш эксперимент по соединению таких разных жанров — оперы и хип-хопа?

— Мне кажется, что это очень интересный эксперимент, неожиданный и смелый. Мне всегда было интересно совмещать хип-хоп с чем-то еще — с гитарной музыкой, электронной. Здорово, что хип-хоп проникает в другие жанры. Здорово, что это происходит в нашей стране. В Америке сейчас огромной популярностью пользуется мюзикл «Hamilton», посвященный образованию Соединенных Штатов. Это большая хип-хоп-постановка, на которую почти невозможно достать билеты.

Здорово, что хип-хоп проникает в другие жанры. Здорово, что это происходит в нашей стране.

— Насколько сильно вы изменились по сравнению с собой же 10-летней давности?

— Конечно, произошли серьезные изменения. На мой взгляд, они к лучшему. Я повзрослел, изменилась тематика, я приобрел опыт. Жизненные изменения очень сильные. Я женился, у меня дети. Это ведь тоже уникальный жизненный опыт. Конечно, все это влияет на творчество как отражение внутреннего мира. Он претерпевает какие-то изменения. Внешний мир тоже не стоит на месте.

 

— Нужно ли человеку быть верным себе?

— Ну естественно. Изменения необходимы и неизбежны, они должны быть новым опытом, но внутренний стержень человека должен оставаться неизменным.